Ярким событием IV Сочинского фестиваля искусств стал гала-концерт в честь Мариса Лиепы, которому в этом году исполнилось бы 75 лет. Сын великого танцовщика – народный артист России Андрис Лиепа – привез в Сочи балетных артистов из лучших театров мира.

Сочинцы первыми увидели программу, которая вскоре будет показана и в Москве.

Полет «птицы» на экране

– Андрис, почему именно на Сочинском фестивале вы решили обкатать новую программу?

– Мне кажется, что Сочи на сегодняшний день стал таким катализатором, местом, где встречаются люди, не только связанные со спортом, но и с искусством. Поэтому я очень рад, что мы здесь. Отцу в этом году исполнилось бы 75 лет – для нас это огромное событие. Я надеюсь, те зрители, которые когда-то видели Мариса, исполняющего его уникальные партии в «Спартаке», «Жизели», «Лебедином озере», будут рады прикоснуться к его творчеству, увидеть, как это было потрясающе. К сожалению, когда артист уходит, остаются только его пленки. Все помнят знаменитые кадры Галины Улановой, ее нет, но эти пленки остались. Поэтому мы привезли десятиминутный ролик с кадрами из спектаклей отца.

Отец был очень разносторонним танцовщиком, он великолепно исполнял классический репертуар, но он всегда был интересен и какими-то новыми открытиями в области современной хореографии. Все, наверное, помнят знаменитую «птицу» из фильма «Четвертый».

Недавно справляли юбилей Владимира Высоцкого, и я всегда вспоминаю небольшой эпизод, когда они вместе с отцом в этом фильме встретились на съемочной площадке.

Мы были на премьере этого фильма в Доме кино, и я помню, как во время просмотра после этого номера зрители зааплодировали, что бывает крайне редко. И мне кажется, мы правильно сделали, что включили в программу и современную хореографию.

– Вы стараетесь сохранять и развивать те балетные традиции, которые основал ваш знаменитый отец?

– Я не знаю, тот ли он репертуар ставил бы или нет, но то, что нам его очень не хватает, это абсолютная правда. И в каждом нашем концерте, и в каждом нашем выступлении – часть его подхода к работе.

Ничего случайного в балете нет, все должно быть продумано до мелочей. Отец говорил, что самое главное, чтобы в день спектакля «пружина», которую ты сжимаешь, не выскочила раньше времени.

Профессионал не может выступать ниже определенного уровня. Но самое интересное, когда к профессионализму добавляется какое-то озарение.

Потому что профессионал всегда умеет подключиться к какому-то высшему энергетическому потоку. В принципе, у многих артистов возможности одинаковые, просто кто-то умеет в какой-то момент сконцентрироваться и показать все, на что способен, а кто-то не умеет. В частности, в нашей балетной школе это очень важно.

Необязательно каждый раз прыгать как можно выше, но можно создать такой образ, что зритель будет чувствовать, что ты действительно паришь в воздухе.

Русские сезоны

– Что, помимо техники, для балетного артиста имеет значение?

– Артист на сцене всегда должен внутренне понимать, что он несет какую-то миссию. Ты выходишь, например, на сцену Кремлевского дворца, и на тебя смотрят 6400 человек, они внимают любому твоему жесту, любому движению. Чем на самом деле отличаются хорошие артисты от плохих? Тем, что зритель в течение 30–40 минут, пока идет отделение, забывает, что он должен выгулять собаку, приготовить ужин. У нас очень много мастеров, обладающих такой магией. Это и актеры кино, и звезды оперной сцены, и музыканты. Тот же Юра Башмет…

Я не уверен, что все, кто был в зале, обожают классическую музыку. Но они слушали его, потому что понимали: происходит какое-то волшебство. Природу этого волшебства объяснить практически невозможно, это что-то на уровне вибраций.

Такой же обмен энергией возникал и у отца со зрителем. Я составил этот концерт частично по тем ролям, которые исполнял когда-то отец. Включил две его самые интересные классические партии – «Корсар» на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко и «Дон Кихот» в Большом. Это история нашего балета, история нашей семьи.

Мне хотелось, чтобы люди почувствовали, что это для нас важно, интересно, что мы этим живем. Сейчас мы готовим фестиваль памяти отца в Риге.

– А в Москве будут гала-концерты в честь юбилея Мариса Лиепы?

– Обязательно! Сам юбилей 27 июля мы отмечаем в Риге. А в Москве мы хотели бы сделать концерт в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, потому что это был первый театр, в котором он начал танцевать. В «Корсаре» он впервые покорил Москву, люди начали ходить не просто на спектакли этого театра, но на Мариса Лиепу.

Мы обязательно покажем программу в Москве, у нас еще много времени впереди. Но сначала большой фестиваль в Риге, вполне возможно, что там будет открываться памятник Марису.

– А в Москве его память как-то увековечена?

– Да, есть памятная доска на доме, где он жил.

– И все? Музей Мариса Лиепы есть даже в Англии. А в Москве, где он блистал, почему-то нет?..

– Музея нет, но мы, я и моя сестра Илзе, создали Фонд Мариса Лиепы. Мы занимаемся сейчас «Русскими сезонами» – это в какой-то мере продолжение его идей и чаяний. Вскоре Фонд Мариса Лиепы выезжает с «Русскими сезонами» в Лондон. В театре «Колизеум», где в свое время выступал Дягилев, потом танцевал отец в «Спартаке», затем мы делали его вечер, состоится фестиваль – это продолжение тех великих традиций.

Спорт и искусство

– Марис Лиепа танцевал на сцене Большого театра, реконструкция которого завершается осенью этого года. Что вы ждете от обновленного театра?

– Я жду, чтобы не было уродства, как это обычно у нас бывает. Очень надеюсь, что Большой театр, когда его отреставрируют, станет лучше, но может быть и по-другому.

В нашей стране возможно все. То, как построили малую сцену, – это ужасающе. Поэтому я работаю в Театре Станиславского и Немировича Даненко – это сейчас лучшая сцена в Москве.

– Балетные артисты, как и музыканты, делают первые шаги в профессию в раннем детстве. Поэтому реформа образования, насаждаемая Фурсенко, приведет к краху русского балета, считает, например, Николай Цискаридзе. Вы согласны с ним?

– Ой, Коленька так хорошо все сказал. Конечно, кто из балетных с ним не согласен? Все не согласны с Фурсенко, все согласны с артистами.

– Сейчас формируется культурная программа сочинской Олимпиады. Как вы думаете, выступления артистов помогут нашим спортсменам завоевать большее количество медалей?

– Все прекрасно понимают, что в ближайшие годы все внимание будет привлечено именно к строительству спортивных сооружений, созданию инфраструктуры. Но Россия все время славилась не только своими спортсменами, но и деятелями культуры. Олимпиада – это спорт, а гордость наша – культура. Мы можем не победить в хоккее, но от этого ничего не изменится, мы всегда победим в искусстве.

И мне кажется, это хорошо, что Сочинский фестиваль расширяет границы: наряду с классической музыкой здесь представлены и джаз, и группа «Пелагея», и балет, и драматический театр – абсолютно разные жанры. И я надеюсь, что все это будет развиваться и дальше, и этот фестиваль станет частью олимпийского культурного пространства. А вы знаете, что любая Олимпиада всегда славится своими культурными программами, так было в Китае, так, я знаю, сейчас готовится к Олимпийским играм Лондон.

Фестиваль искусств в Сочи – это огромное событие для жителей города. Он стал событием и для меня – человека, который достаточно много ездит по миру, видит немало интересных художественных, музыкальных и театральных явлений.

Поэтому я всех поздравляю с этим событием, и от себя лично хочу поблагодарить и администрацию Сочи, и МДМ Банк, и, самое главное – тех, кто все это организовал, – «Русское концертное агентство» и, конечно, Юрия Башмета, почитателем таланта которого я являюсь.

 

Игорь ЛОГВИНОВ

Газета «Вечерняя Москва»

Метки: