16 и 17 июня Рига увидит два одноактных балета «Русских сезонов XXI века» — «Павильон Армиды» и «Шахере-заду». Между прочим, раньше, чем увидят их в Париже.

Сто лет назад «Русские сезоны» Сергея Дягилева пользовались колоссальным успехом в Европе. Особенно во Франции. Над постановками, созданными по заказу и под руководством Дягилева, работали великие деятели искусства, чьи имена по сей день произносят с трепетом. Это Александр Бенуа, Леон Бакст, Михаил Врубель, Сергей Рахманинов, Игорь Стра-винский, Анна Павлова, Вацлав Нижинский, Анри Матисс, Пабло Пикассо, Жан Кокто и многие другие.

Восстановить дягилевские постановки взялся наш соотечественник, звезда мирового балета Андрис Лиепа вместе с фондом им. Мариса Лиепы и театром «Кремлевский балет». В канун рижских гастролей Лиепа встретился с журналистами. * — «Русские сезоны. XXI век» — крупнейший проект, который связывает Россию с Европой. Не понимать это может только слепой человек. Радостно и то, что нынешние гастроли в Риге — это не гала-концерт, а настоящие полноценные спектакли с костюмами, декорациями и даже… фонтанами! Три трейлера с декорациями, 85 артистов, среди которых звезды мирового масштаба: Илзе Лиепа, Михаил Лобухин, Игорь Пиворович, Фарух Рузиматов, Александра Тимофеева, звезды «Кремлевского балета». Мне особенно отрадно сознавать, что Рига, родной город моего отца, — балтийская мекка балета. Недавний приезд к вам Михаила Барышникова, тесное сотрудничество нашего фонда с ЛНО — это события одного порядка. В этот раз рижский зритель увидит два одноактных балета: «Шахереза-да» и «Павильон Армиды».

- В свое время именно «Павильоном Армиды» Сергей Дягилев открыл «Русские сезоны» в Париже. Главные партии в этом балете исполняли легендарные Анна Павлова, Вацлав Нижинский, хореографию ставил Михаил Фокин, а костюмы и декорации создавал Александр Бенуа. Балет начал череду побед русского искусства в Европе. Чем в большей степени является современная версия этого балета — восстановленной копией или стилизацией?

- Да, именно с «Павильона Армиды» Дягилев начал свое триумфальное шествие по странам Европы. Париж был буквально покорен им. Но к великому сожалению, оригинальная версия хореофафии Михаила Фокина безвозвратно утрачена. Вот «Шахерезада» и «Петрушка» и после дягилевских сезонов продолжали жить на сценах европейских театров, они сохранились. Судьба «Павильона Армиды» сложилась иначе. Ведь балет передается из ног в ноги. Артист передает спектакль своему ученику, тот своему. И так из поколения в поколение. Например, «Видение розы» восстанавливал мой отец, он встречался с сыном Михаила Фокина Виталием Фокиным. Я уже работал с его внучкой — Изабель Фокин. Так по наследству передаются дружеские творческие отношения.

- Значит ли это, что дело, начатое вами, продолжит ваша дочь?

- Ксюшке одиннадцать лет. Последний год, когда надо было поступать в профессиональную балетную школу. И она… не поступила. Честно говоря, мы ее просто пожалели. Ведь труд балерины или танцовщика — адский труд, сравни шахтерскому. Я не кокетничаю. Самый сложный вид искусства все-таки цирк, там человек рискует своей жизнью каждый день. Мы не рискуем жизнью, но ежедневно рискуем получить такую травму, когда тут же теряешь профессию.

Что и случилось со мной. Одно неудачное приземление в Вашингтоне, и за секунду моя танцевальная карьера закончилась. Но я верую, что это был Божий промысел, я стал заниматься творчеством более высокого порядка. В танцах я отвечал только за себя, сегодня за моими плечами огромное число людей, я ставлю спектакли, восстанавливаю балеты. Реставрация балета безумно сложный, кропотливый и ответственный процесс. Например, от «Павильона Армиды» сохранились всего несколько эскизов костюмов, фотографии, воспоминания. Восстанавливал спектакль замечательный хореограф из Литвы Юриюс Сморигинас. Он очень тонко чувствует эпоху, правильно работает с артистами. Анна Нежная сделала колоссальные декорации и костюмы, такие, что занавес открывается — и уже хочется аплодировать. Мы даже фонтаны восстановили. Настоящие шикарные фонтаны будут бить на сцене Латвийской национальной оперы. Сольные партии исполнят солистка «Кремлевского балета» Александра Тимофеева, любимая ученица Екатерины Максимовой, и молодая звезда Мариин-ского театра Михаил Лобухин в роли, которую когда-то исполнял сам Михаил Фокин.
тратить деньги стоит на то, что действительно имеет духовную ценность. Балетное искусство дает удивительный импульс! От кризиса серьезно пострадала эстрада, поп-исполнители, но не мы. Десять восстановленных спектаклей «Русских сезонов» — совершенно уникальное явление, они передают ощущение того, чем были поражены французы начала прошлого века, почему русское искусство получило приоритетную возможность влиять на европейскую культуру.

- Что в ваших ближайших планах?

- Мне бы очень хотелось сделать «Нарцисса» Черепнина для Николая Цискаридзе и «Клеопатру» для Илзе Лиепы. Эти великие современные танцовщик и балерина достойны того, чтобы на них делать спектакли. Спектакль «Синий бог» — уникальный проект, где Николай и Илзе уже танцуют вместе. Кстати, именно так поступал и Сергей Дягилев, он создавал репертуар под артистов. Например, Шаляпин приехал в Париж с «Борисом Годуновым» и покорил город. Русская опера стала такой же популярной, как итальянская. Я очень рад, что Илзе нашла время и возможность поддержать наш проект. Их дуэт с Фарухом Рузиматовым в «Шахерезаде» — это художественное событие. Сейчас мы готовим тур по городам России — десять городов от Москвы до Владивостока. И конечно, я буду продолжать восстанавливать, реставрировать балеты «Русских сезонов».
Пусть это будет моей ЛИЕПтой в развитие балетного искусства.

Алиса Гавр