Патрик де Бана: «Самое главное — не забывать мечтать»

Патрик де Бана. Определить его национальность сложно: мать — немка, отец — нигериец. Патрик родился и учился в Германии, был солистом в «Балете Лозанны» Мориса Бежара в Швейцарии, премьером Компании Национального танца Испании. Создал собственную труппу в Валенсии. Сочинил и исполнил танцы в фильмах известного кинорежиссера Карлоса Сауры «Иберия» и «Фадос». Один из создателей проекта «Короли танца».

Патрик де Бана — один из немногих современных хореографов, признанных в мире. Если танцовщиков этого направления достаточно, то постановщиков можно буквально пересчитать по пальцам. Он работал в Нидерландах, Японии, Австрии, Китае, Турции, в свое время был одним из создателей знаменитого проекта «Короли танца»

Полюбите алфавит

— Занимаюсь танцем с пяти лет, — рассказывает о себе Патрик. — Мама в детстве все время удивлялась: «Такой маленький, а танцует». В 10 лет пошел с мамой поступать в гамбургскую школу, прошел конкурс. На следующий день перед тем, как отправиться на занятия, мама спрашивает: «А ты знаешь, как идти в школу? Если ты так хочешь танцевать, ты должен был запомнить». Школа была достаточно далеко от нашего дома, но я ни секунды не сомневался: «Да, я знаю». Мы занимались шесть дней в неделю, и уже тогда я точно знал, что буду танцовщиком.

Несмотря на то что Патрик известен как представитель современной хореографии, сам он постоянно подчеркивает:

— Я на сто процентов классический танцовщик. Да, я могу танцевать все, но моей основой остается классика. Майя Плисецкая давала мне уроки классики в гамбургском театре, и я перетанцевал весь классический репертуар.

— И все-таки. Для многих воспитанников танцевальных школ классика не самый любимый предмет. А вам никогда не хотелось бросить, сбежать с урока?

— Моим первым преподавателем был Труман Финней. В этом отношении мне очень повезло. Он настолько все делал красиво, мы видели, чувствовали, как он любит балет, и для нас, его учеников, это стало как таблетка, которую нужно принимать каждый день. Девочки, — обращается танцовщик к галерке, где хихикают будущие танцовщицы, — любите классику! Она необходима как алфавит, ее надо знать.

Родственные души

С Андрисом Лиепой Патрик знаком вот уже больше 20 лет. Одно время они вместе работали у Мориса Бежара (выдающийся французский танцовщик и хореограф. — Авт.).

Например, в «Корсаре» я его запомнил, в «Видении Розы», которое поставил его отец, Марис Лиепа, — вспоминает Патрик. — Андрис потом мне рассказывал, как его учил отец — ставил руки, позу, корректировал. Вообще, трудно выделить что-то конкретно. Андрис Лиепа для меня олицетворение танца, сам танец.

Потом на некоторое время их пути разошлись, но спустя много лет коллеги вновь встретились, уже в Москве.

— Я искал партнера для постановки и предложил Илзе поработать вместе. Она согласилась, мы репетировали в Большом театре. На одну из репетиций пришел Андрис, посмотрел и сказал одну фразу: «Я нашел моего хореографа и мою Клеопатру».

Так Лиепа предложил Патрику совместный проект в рамках своих «Русских сезонов», и де Бана поставил балет «Клеопатра» специально для сестры Андриса Илзе. Поэтому не приехать на юбилей друга и коллеги Патрик не мог. Сначала выступил в Москве, а затем приехал на Урал. Несмотря на разницу в стилях, манере исполнительства, Патрик считает, что они с Лиепой — родственные души.

— Мы оба любим то, что делаем, у нас много сил и много желания реализовывать свои проекты, и мы делаем это от души, наше отношение к тому, что мы делаем, искреннее. У нас одни корни — классический танец, просто мы по-разному развиваемся как личности. Мы с Андрисом как два брата, только один — чистой крови, а второй — метис — это я.

Гены постарались

Для юбилейного вечера Андриса Лиепы Патрик подготовил номер на музыку Баха. Потрясающая пластика и эмоциональная насыщенность заметно выделили его выступление из общей программы.

— Для меня музыка очень важна, — признается хореограф. — Я всегда чувствовал музыку и знал, что под нее можно сделать. При этом я слышу одновременно две мелодии — ту, которая звучит из колонок, и ту, что я слышу у себя в голове. И мне все равно, на какую музыку ставить танец, в принципе я могу сделать номер и в полной тишине.

— Так, может, вы и сейчас станцуете? — Грех не воспользоваться случаем и не «подначить» гостя.

Де Бана улыбается, выходит из-за стола — пара движений, пируэт, и вот он подхватил девушку-ведущую, провальсировал с ней пару кругов, крутанул партнершу, элегантно усадил ее на место и поклонился журналистам.

— У вас потрясающая пластика. Я видела ваше выступление в Москве, мне очень понравилось, — делает Патрику комплимент коллега.

— Это гены виноваты, — шутит танцор. — У меня ведь отец из Алжира, а мама из Германии, во мне столько крови намешано — венгерская, польская. Так что процентов 50 — от генов, остальное — уже от меня.

 Вишенка на торт

— Как вы относитесь к русскому балету? Ему удается сохранять свои позиции?

— История русского танца меня всегда привлекала. В мае я был в Петербурге и целый день провел в Вагановском училище, это было замечательно! Русский балет — это как… Знаете, во Франции есть поговорка про торт, в котором самое главное — вишенка наверху. Так вот русский балет — это как та самая вишенка.

— А вы остались бы в России, если бы вам предложили? — оживились будущие танцовщицы с галерки.

— Да, — после секундного размышления соглашается Патрик.

— Кто ваш кумир?

— Вацлав Нижинский. Я бы хотел с ним познакомиться, если бы была такая возможность. Мне интересен его внутренний мир.

— Самые главные качества для танцовщика?

— Прежде всего дисциплина и терпение. Нужно всегда помнить, что это очень сложная профессия. Но самое главное — не забывать мечтать. Если существует мечта, есть к чему стремиться. Рекомендуем читать больше на http://samiesamie.ru/luchshie-kazino/kazino-na-dengi/ о лучших интернет казино России за 2019 год.

— А ваша мечта?

— Моя? Никогда не утратить способность мечтать.

Лямур

— А чем бы вы занимались, если бы не стали танцовщиком?

— Хм, — похоже, этот вопрос застал гостя врасплох. — Даже не знаю, ведь я ничего другого не умею и никогда не задумывался над этим. Пожалуй… занимался бы разведением собак.

— Любите животных?

— Очень. У них нет двойного мышления, они искренни во всем, в движениях в том числе. Это меня все время вдохновляет. Я учусь у них. У меня дома живут три большие собаки. А еще очень люблю лошадей, в свободное время занимаюсь верховой ездой.

— А вкусно поесть? Или соблюдаете диету?

— Да это все мифы, что танцовщики вынуждены сидеть на диете. Это очень тяжелая работа, мы постоянно двигаемся, тратим энергию. Я ем абсолютно нормально.

— Любимое блюдо?

— Курица в соусе карри — м-м-м, обожаю. Вообще, люблю индийскую кухню и даже могу приготовить несколько блюд, когда есть время.

— Последний вопрос: что для вас смысл жизни?

— Любовь.

Виктория ОЛИФЕРЧУК

«Вечерний Челябинск»